Belona Ferne
Ticiano " Love terrestrial and Love heavenly"

Translite - EDIE AZIZOVA

Любовь и Любовь

- Ты кто?
- Любовь! А ты кто?
-  Я? Любовь!
- Но что-то мы с тобою не похожи!
- Я душу грею.
- Я волную кровь. Я жаркий Бог ночей.
- Я – день погожий.

- Что любишь ты? Что жизнь тебе дает?
- Прекрасные мечты, стремленье к выси,
сознанье окрыляющий полет.
- А  у меня, совсем другие мысли.

- А что за мысли у тебя? Открой!
- Я мыслю слабо, я совсем другая,
на мне нет крыл, и я всегда нагая,
а все мечты свожу на жар и мед.

- Что говоришь ты, я не понимаю,
ты же сказала мне, что ты – Любовь!
- Да, я Любовь, но не как ты – земная,
та, от которой жизнь родится вновь.

- Не поняла, ты жизнь даешь? Начало?
- Да я влеку материю продлять
себя от плоти к плоти, ты слыхала
слова такие, как: отец и мать?

- Нет, не слыхала! Разницы не вижу
меж тех в чьи души радужно селюсь,
а уж они слагают чудо-вирши,
творят то радость, то восторг, то грусть.

- Я слушаю тебя и удивляюсь!
Похоже, многих слов не знаешь ты,
скажи, а ты о страсти что-то знаешь,
о притяженье плотской красоты?

- Я это ненавижу! Меня рушат,
желанья плоти… не щадят меня,
ну, а точней сказать – казнят и душат
они – палач мой.
- Стой, ведь это ж я!

Прости, прости! Да, я тебе не пара!
но ты, меня рождаешь, я – тебя!
- Рождаю страсти я? Нет, я не знала,
мне дела нет до плоти бытия.

- А мне есть дело! Ты-то кто, без плоти?
Любовь души, ума, нездешних чувств?
Но где вы, моя Дивная, живете?
В том – что творю я, без любых искусств!

- Я поняла! Не гневайтесь! Я буду
на вас смотреть, от ныне, как на рок,
на странные материи причуды,
уж, коли это допускает Бог.

- Нет, вы, моя Святая, опускайте
свои небесно-дивные глаза,
когда стелю я жаркие кровати
и убираю дальше образа.

Парите себе где-нибудь отдельно
от ваших душь, опущенных во плоть,
ведь власть моя настолько беспредельна,
что вам, Любовь, ее не побороть.

- Да, я сдаюсь, пред вашей жгущей силой
я отступаю, женщина-Любовь!
Но я одно у вас бы попросила,
позволить мне вернуться вновь и вновь.

- А я и позволяю! Мы ж родные!
И имена у нас одни – Любовь!
- Со мною люди – вечные святые!
- Со мною люди – завтрашняя новь.

Love and Love

- Who are you?
- Love! And you?
- Me? I’m Love!
- But why we aren’t similar!
- I heat and fill soul with a light
- I excite a blood. I’m hot God of night.

- What do you love? What do you get from life?
- Fine dreams, aspiration to a height,
Consciousness, inspiring flight.

- And I have quite other thought.

- What thoughts do you have? Open!
- I think poorly, I’m quite different,
- There isn’t covered on me, I’m naked always,
And I reduce all dreams on fervor and honey.

- That you speak, I do not grasp,
You’ve told me that you’re Love.

- Yes, I’m Love, but  not as you – terrain,
From which life will be born again.

- I didn’t understand. Do you give life? Kickoff?
- Yes, I attract a matter to prolong
Itself from flesh to flesh, have you heard
About father and mother, about such word?

- No, I haven’t heard! I don’t see difference much
Between those in whose souls I brightly lodge,
And they compose wonderful verses,
Create pleasure, delight, and sadness.

- I listen to you and I am surprised!
Seemingly, you don’t know many words,
Tell, do you know something about passions,
About attraction of carnal loveliness?

- I hate this! Desires of flash fall me,
They do not spare me,
They execute and choke me.

- Stop! After all I am this!

- Sorry, sorry! Yes, I’m not pair for you!
But you give rise to me, I – to you!
- Do I give rise to passions? Always I knew:
Life flesh is not interesting to me.

 - And it’s interesting to me. Who are you
Without flesh? A love of strange feeling?
A love of mind, a love of soul?
My Marvelous, where do you live?

- I’ve understood! Don't be angry!
I’ll look at you from now, as on fatality,
As on strange folly of matters really,
If God acknowledges all this.

- But my Saint, you are lowering
Your azure-marvelous eyes,
When I make the hot beds
And take away further icons.

You float somewhere separately
From your souls lowered in a flesh,
After all my power is so boundless
That you, Love, will not overcome it.

- Yes, I surrender before your burning effect,
The woman-love, I deviate!
But I would ask you one,
To allow me to return again and again

And also I allow! We are native in a love!
And our names are the same – Love!
- With me people are eternal sacred souls!
- With me people are tomorrow's new soil.

Не копировать и не передавать поэму без моего согласия.

Belona