http://www.belona.ru/4proza/anabiosis/chapter_9.html

Belona Ferne

Избранные стихи из книги

"Анабиоз отрицаний"

Написано в декабре 1996 года в г.Норильск

из 9 главы

Очнулась, вздрогнула – Декабрь передо мной!
Стоит и смотрит теплыми глазами,
заснеженный и чуточку хмельной,
так, будто что-то было между нами.

В недоуменье замерла: как быть,
ведь я его ждала колюче-злого,
а он пришел утешить, полюбить
и молча ждет взволнованного слова?

Я, от смущенья губу закусив,
смотрю в Декабрь огромными глазами
и думаю: «Ах, как же он красив,
а я его встречала со слезами!»

«Обманщик!» - промелькнуло в голове.
Прильну к нему, а он ужалит стужей,
ведь вижу, что-то прячет в рукаве,
но так уж по-медвежьи неуклюже

И все же, страх сглотнув, я подошла,
на цыпочки, как девочка привстала,
вкруг шеи руки тесно обвила
и нежно так Декабрь поцеловала.

И он...,  глаза закрыв, легко вздохнул:
- Ну, здравствуй! – прошептал, - Прости, я пьяный.
Рукой в рукав и... перстень протянул,
- Надень его на палец безымянный,

нет, лучше сам! - Я руку подала,
и он его надел так осторожно,
как будто я не женщиной была,
а – передать словами невозможно.

- Будь счастлива, носи это кольцо,
оно прозрачно, люди не осудят,
что ты  со мной бывала под венцом,
тебе ж моя любовь спасеньем будет,

когда уйду иль сделаюсь иным...  
Каким – ты знаешь, не хочу об этом,
иначе чувство горькое вины
все омрачит, ведь я, увы, не лето.

И вновь вздохнул Декабрь, скрывая боль
и простонал: «Люби меня, родная,
а мне теперь всегда к тебе позволь
являться смело, сути не скрывая.»

Кивнула я, зачем нужны слова,
когда он здесь в мои ладони дышит,
а значит, в жизни новая глава
пришла, Декабрь ее напишет.

Предвижу уж, как ночи напролет
мы будем говорить с ним откровенно,
а когда час прощанья подойдет,
то выпьем и поплачем непременно.

И мой Декабрь простит меня опять,
что, с ним еще, готовиться я буду
мой Новый Год неведомый встречать
и провожать, который не забуду.

= = =

Глаа 10 "Анабиоз отрицаний"

Декабрь, Декабрь, а ты совсем не тот,
каким в вначале милым показался!
Обманчив был прилюдный твой конкорд,
как был свиреп, так зверем и остался!

И та любовь, что грезилась, ждалась,
совсем иначе видно состоится;
чуть обняла и тут же обожглась,
и скрылась в дом. Какой резон браниться?

Какая польза в поиске того,
что никогда тобой не обещалось?
Ничто в тебе не будет мне ново,
я ж, как была неверной, так осталась.

Так что давай, свирепствуй на всю прыть,
оглядки в мои окна не бросая.
Да, я согласна век тебя любить,
с одним условьем: век не прикасаясь.

= = =

Из 16 главы

Итог сегодня праздную. Норильск
меня горячей вьюгой угощает.
Фиглярствует, кривляется, стращает
холодный ветер. Но, напившись вдрызг

настоек крепких на снегах, стихиях,
я веселюсь сегодня, словно ведьма,
и смотрят в мою душу окон бельма,
качаясь пусто в шторах - балдахинах.

Иль снится мне, иль я вообразила, 
что уж одна, одна на целом свете,
что сдул с земли людей и город ветер,
безлицый этот, злобный образина.

Вон лижет  стёкла языком шершавым, 
здесь торжество, и он, как дьявол льстится,
и я уже хочу  в него влюбиться,
плясать хочу с ним в облике шамана.

Сейчас напялю всякие отрепья,
свяжу покрепче лиру с барабаном,
и, ну,  плясать над белым Кайерканом,
визжа и воя под ненастий плетья.

Пускай страшится город, люди, небо!
А как еще могу  себя поздравить?
Я здесь чужая, нечего лукавить,
но все равно писать не стану  гневно.

Пускай ко мне все будут безразличны,
зато у  Вьюги этой страсти хватит,
а Ночь придет, меня, как факел, схватит,
и вспыхну я! А прочее - вторично.

= = =

Из 20 главы

Предельно остро как-то ощутила
себя в ночи средь мертвенных снегов.
По воле беспощадных ли Богов
явилась я сюда? Иль упросила

судьбу мою сюрприз преподнести,
она же декаденткой оказалась,
Я знала впредь, но не сопротивлялась,
и взглядом не сказала: «Прекрати

глумиться над покорною душою!»
И вот итог: подобно маяку
среди кромешной ночи шлю строку
спасительным лучом, недвижно стоя      
среди долины смерти. Кайеркан*
зовется этот белый океан.

= = =

из главы 23

Что, Старый Год… не нужно суетиться,
не нужно извиняться, глядя в пол,
и как-то ободрить меня стремиться -
все позади! Сядь за прощальный стол,

возьми бокал в бледнеющие руки,
в глаза друг друга долго поглядим...
Хочу иль не хочу с тобой разлуки -
ответа нет, ни в мыслях, ни в груди.

Был странен ты, не все я понимала
в твоих поступках, действиях твоих,
доверчива была и принимала
твои советы, веря за двоих.

С тобой я за двоих была терпима
к унылым или зачумленным дням
и дням, в которых прячась в бледность грима,
была пристрастна к пагубным ролям.

Встань, осмотрись, бокал приподнимая,
забудь о тостах, выпьем, помолчим.
Все лучшее сейчас припоминая,
найди от счастья моего ключи,

на край стола их положи, всю связку,
а то забудешь, унесешь с собой,
ведь знаешь, как я верю в жизни сказку,
продолженную сдержанно тобой.

Исчезнешь ты, а голос твой повсюду
останется: внутри меня, вокруг,
как светлое, непонятое чудо.
Прощай, не обнимай меня, Мой Друг!

Что если я не выдержу, заплачу,
прильну к тебе, скажу: «С тобой иду!»
И ты поймешь, что искренность я прячу,
еще твоя я, Новый тайно жду.

http://www.belona.ru/4proza/anabiosis/chapter_9.html

Не копировать и не пересылать!

Авторские права защищены.