Belona Ferne

Романы

(публикуется избранное)

Стенография сна

14 глава

На юге, недалеко от моего имения, в маленькой, но богатой приморской деревне со странным названием Чулаковка есть совершенно уникальный зоопарк. Вернее это очень старый громадный парк с вековыми акациями и ивами, переплетшими свои кроны так плотно, что под ними образовалась почти абсолютная тень. В спасительной тени этой тихо-тихо спят бесчисленные пруды, через которые перекинуто множество мостиков, легких и изящных. Воздух там всегда опоен свежим дыханьем Черного моря, которое разливается совсем близко.
Звери и вся другая живность в этом зоопарке содержатся в полной свободе, за исключением хищных, но и их просторные клетки стоят в уютных уединенных местах, так что звери там всегда спокойны и благостны.
Представь, как я хожу по этому рукотворному раю, что по сказочной стране, но… скоро замечаю,, что за мной непрерывно ходят две птицы. Никогда прежде не видела таких огромных птиц и таких несуразно длинных шей, шей, которые смотрятся еще более странно, чем удлиненные бесчисленными кольцами шеи бирманских красавиц. (Глава полностью)

Истуканы Атлантиды

8 глава "Горячий кофе"

Была у меня где-то ночная пересадка.
Внезапно, как это бывает только тогда, когда находился в дороге, невыносимо захотелось пить, но все и вся торгующее питьем было закрыто. Изнемогая от жажды, я с нетерпением ждала прихода поезда, но он задерживался и задерживался.
Начало светать, и, наконец, открылся ресторан. Я вошла в пустой еще зал, села за столик и, не взглянув в меню, заказала кофе. Через три минуты мне поднесли пылающий кофе со сливками. Пить такое сразу было невозможно. Помешивая кофе ложечкой, я с нетерпением ждала, когда он остынет.
И вдруг объявили посадку на мой поезд.
Понимая, что нужно мчаться на посадку, так как чемодан свой перепоручила какой-то женщине, я медлила, потому что уйти не напившись просто не могла. Обжигая губы,я начала по капле отглатывать огненный напиток, и наступил миг, когда мне показалось, что он остыл.
(Глава полностью

Последняя сарабанда

6 глава

-Сыграйте только для меня, – подчеркнул  настоятельно он.
Я порылась в своем портфеле, взяла любимую сюиту и, полистав ноты, остановилась на «Сарабанде».*
-  Можно что-нибудь мощное?
- Да-да, я именно мощное и прошу, – обрадовался Ян.
И я начала играть, играть чувственно-широко, максимально приближая звучание к органному, и вдруг... над моими густыми аккордами полилась мелодия! Скрипка Яна звучала, как голос одинокой юной Богини, нежно и отрешенно, то со всхлипами тоски, то с невероятной лаской. Звук был столь прекрасен, что я не верила своим ушам, словно это играл не старец на своей визгливой подруге, а сам Орфей на каком-то волшебном инструменте. Наверное, и я играла необычайно вдохновенно. У Яна по лицу лились слезы, а я чувствовала подкатывающий к горлу ком.
Мы смолкли. Потом долго-долго сидели, молча глядя друг на друга.
В конце концов Ян медленно поднялся, но это был уже не старик. Он подошел ко мне удивительно легкой походкой, словно был сильным молодым мужчиной, взял мою руку, поцеловал  и, пронзительно глядя в глаза, хрипловатым шепотом выдохнул:
-  Это была моя последняя сарабанда… – и  повторил уже как бы про себя: – Последняя сарабанда. (Глава полностью)

Анабиоз отрицаний

11 глава

  В городе одном, где так часто ночные пляжи ласкает мёртвая зыбь теплого моря, а по вечерам на берегу так тихо и пустынно, что хочется плакать от обиды за людей, лишающих себя истинного блаженства, отдыхала я вольно, пренебрегая строгими канонами образа жизни восточного мира. Например, не боясь осуда, могла прийти на предзакатную набережную и, сев на белую скамью среди ковров из чайных роз, отдаться полному слиянию с благоухающей аурой пышных цветов и густым запахом морской флоры.
    Так было и на этот раз. Я опустилась на длинную скамейку, на противоположном конце которой уже кто-то сидел, и, почувствовав себя в полной благодати, расслабилась. Вокруг было тихо, и только шуршанье гальки от слабого прибоя за парапетом напоминало, что все в мире живо.
Но… скоро я заметила, что в моем направлении приближается несколько мужчин. Чтобы обезопасить себя, я обратилась к молчаливо и как-то отрешённо сидящему человеку на противоположном конце скамьи -  мол, не может ли он сесть рядом, дабы меня никто не беспокоил? Мужчина согласно кивнул и пересел ко мне. Теперь я могла упиваться чудным вечером, морем и окружением роз, ничего не опасаясь. Сосед, явно вторя моим ощущениям, тоже молча утопал в неге и освобождении ото всего на свете
. Глава полностью)

Мнимый заказчик

Отрываок из 2 главы

Как-то судьба подвела меня к людям, чья жинь являлась полным контрастом моей. Мир размеренности и тишины словно разверзся, и я увидела совершенно другое пространство, где верховодила воля, жесткость и расчет.
Подчиняясь приказу, мужчины хладнокровно, как пришельцы из доисторических времен, вели страшную по циничности войну.
В знойном преддверии кровавого мира я увидела мужчин умных, но по-звериному злых и в то же время сверхчеловечески добрых. Пропуском в этот рукотворный ад было бесстрашие, но среди имевших его равенства не было, ведь бесстрашие, как и все на свете, имеет много цветов и оттенков.

Попав в гущу столь сильных людей, я удивлялась им и поражалась, но особенно меня восхищал один человек, вернее, не человек, а Человече – живая планета, горячая и неукротимая.

Марутея

Отрывок из 1 главы

Проведя весь день на пляже и потом, три вечерних часа в полном отдыхе, я дочитала роман и, несмотря на то, что время шло к полуночи, встала. С легким телом и прозрачной головой я медленно оделась и, по-медузьи медленно же спустилась вниз. В ощущении прозрачности я проплыла по почти пустому вестибюлю моего отеля и вышла на уже нежаркую улицу. Несколько минут посидела в открытом кафе, насладилась сладчайшим нектаром манго и пошла вдоль вечно рождественски сияющих витрин.
   Метров через двести, мне преградил путь автобус припаркованный прямо перед входом в соседний отель. Или потому что его совершенно черные стекла, отражая все огни улицы, блистали необыкновенно, или меня привлекла незнакомая марка – только мне захотелось его рассмотреть. Необыкновенно высокий, хотя и не очень длинный автобус, чем-то неуловимым давал знать, что это очень дорогая вещь.
      Наверно потому что я плохо вижу, я так люблю большие машины и, особенно, автобусы. В этот я влюбилась с первого взгляда! Обойдя два раза вокруг, я рассмотрела все: от сверкающих моудингов над и под черными стеклами, до новеньких колпаков на больших колесах. Особенно мне понравилось, что на этом бело-черном роскошном автобусе не было ни единой надписи, ни одного опознавательного знака.
    Я стояла и продолжала любоваться этой прекрасной машиной, как вдруг стекло двери в кабину опустилось, и я увидела лицо водителя. Возвышаясь надо мной, он без слов, добрыми глазами спросил: ну как?
- Ваш автобус самый роскошный из всех, какие я видела! - оправдалась я искренне за свое любопытство.
   Водитель отечески улыбнулся, словно перед ним стоял любопытный подросток, но ничего не ответил.
- Удачи вам! – попрощалась я и пошла дальше, и… вдруг резко остановилась. Дивясь сама себе, я вернулась к автобусу и окликнула водителя. (Глава полностью )

 

Любая перепечатка возможна только с личного разрешения Белоны

Авторские права защищены
 
home