Магия повтора

1 глава

Кому не известно, что решиться на перемены, это одно, а приступить к их осуществлению – совсем другое. Для любой решимости только и нужны диктовка обстоятельств да настроение, а вот дальше потребуются и сила воли, и самоконтроль.
     Как порой не просто сбросить с себя привычную тяжесть судьбы и всего рационального, ради того, чтобы шагнуть в благодать и праздность. Без решимости здесь не обойтись. Но… сколько же сложнее, вкусив этой вольготной радости, этой сладкой чувственности – опять направить все в себе в заведомо сложные дали.
    Так говорю, потому что именно сейчас решилась выйти из спокойных вод и устремиться в водоворот следующей жизни моей. Что ждет меня там? Как приму будущие штили и шторма, ночные устремления в высь и полуденные солнечные кружения? Вдохновляет то, что в будущих трудностях и всечувствиях, ничто не сулит очень уж неожиданных сюрпризов. Естественно, ведь сегодня я – это уже совсем не та, что была вчера или тем более три года назад. Но, кто и что я сегодня? Почему со мной происходит то, что происходит?
   
   Начну с того момента, как, оказавшись уже в пятый раз в Хургаде, на пятый же день я начала страдать от скуки.
   Проведя весь день на пляже и потом, три вечерних часа в полном отдыхе, я дочитала роман и, несмотря на то, что время шло к полуночи, встала. С легким телом и прозрачной головой я медленно оделась и, по-медузьи медленно же спустилась вниз. В ощущении прозрачности я проплыла по почти пустому вестибюлю моего отеля и вышла на уже нежаркую улицу. Несколько минут посидела в открытом кафе, насладилась сладчайшим нектаром манго и пошла вдоль вечно рождественски сияющих витрин.
   Метров через двести, мне преградил путь автобус припаркованный прямо перед входом в соседний отель. Или потому что его совершенно черные стекла, отражая все огни улицы, блистали необыкновенно, или меня привлекла незнакомая марка – только мне захотелось его рассмотреть. Необыкновенно высокий, хотя и не очень длинный автобус, чем-то неуловимым давал знать, что это очень дорогая вещь.
      Наверно потому что я плохо вижу, я так люблю большие машины и, особенно, автобусы. В этот я влюбилась с первого взгляда! Обойдя два раза вокруг, я рассмотрела все: от сверкающих моудингов над и под черными стеклами, до новеньких колпаков на больших колесах. Особенно мне понравилось, что на этом бело-черном роскошном автобусе не было ни единой надписи, ни одного опознавательного знака.
    Я стояла и продолжала любоваться этой прекрасной машиной, как вдруг стекло двери в кабину опустилось, и я увидела лицо водителя. Возвышаясь надо мной, он без слов, добрыми глазами спросил: ну как?
- Ваш автобус самый роскошный из всех, какие я видела! - оправдалась я искренне за свое любопытство.
   Водитель отечески улыбнулся, словно перед ним стоял любопытный подросток, но ничего не ответил.
- Удачи вам! – попрощалась я и пошла дальше, и… вдруг резко остановилась. Дивясь сама себе, я вернулась к автобусу и окликнула водителя.
- А куда вы сейчас поедете?
- В Каир. – просто ответил он
- В Каир? А как скоро?
- Через полчаса.
- А можно я с вами поеду?
- Может быть и можно. – толи серьезно, толи шутя ответил водитель.
- Я поеду! – воскликнула я и помчалась к своему отелю.
   Быстро сложив в небольшую сумку кое-какие вещи, сама не понимая что творю, я поспешила обратно.
   Увидев меня, водитель спустился, осмотрел с полуулыбкой и, взяв из моих рук сумку, пошел к входной двери автобуса. Я последовала за ним.
    Я всегда сажусь в кресла за водительской кабиной, так и теперь прошла вперед и села в левом ряду у окна. Водитель поставил мою сумку на сиденье правого ряда, поклонился как-то особенно и ушел к себе.
   Черные стекла и плотные занавески создавали в салоне ночной уют. Я расслабилась и стала поджидать, когда пассажиры начнут заполнять автобус. Прошло с полчаса, и появились первые люди. Двое мужчин вышли из отеля и направились к нам. Водитель быстро вышел им на встречу и, проводив, как меня же, вернулся на свое место. Я не имею привычки оборачиваться, поэтому не видела, как двое мужчин поднялись в салон, и где они расположились.
- Сейчас придут и остальные люди. - подумала я про себя, и… в этот момент мы тронулись. Я как-то не удивилась, мне тут же пришла мысль, что пассажиров мы будем брать от другого отеля.
    Периодически автобус притормаживал, и я ожидала его остановки, но когда увидела, что мы съехали с центральной улицы, поняла, что пассажиров будем брать из загородного отеля.
   Мы шли по безлюдной дороге вдоль интимно горящих огней прибережных отелей, но все не останавливались и не останавливались.
   Когда я, не столько увидела, сколько из-за большой скорости почувствовала, что мы уже на трассе, мое сознание вдруг пронзил вопрос:
- А что это за автобус, и куда он идет?!
   За окнами и в салоне теперь было совершенно темно. Кроме низкого рокота мощного мотора, за собой я не улавливала ни каких звуков. Встать и посмотреть, сели ли те двое мужчин? Мне очень хотелось это сделать, но понимание что в такой темноте ничего не увижу, сковало мое тело.
    Автобус мчался с крейсерской скоростью.
- Ну, по крайней мере, водитель-то здесь – успокоила я себя.
    При этой спасительной мысли и постаралась расслабиться. И… или подступающий зажатый страх, или сила воли, завесой сна заставили мой мозг отгородиться от чувств, ничего не сулящих кроме паники.
   Не знаю: или я уснула, или потеряла сознание перед неизвестностью – только мне стало так тепло и спокойно, словно я летела не в неведомом направление в неведомой машине, неведомо куда и с кем, а уносилась в манящую всеми отдохновениями бесконечность.
   Сколько времени длилось это забытье…. но, вдруг я почувствовала, что радом со мной кто-то есть. Мало того, я услышала голос, голос мужчины, который что-то говорил, о чем-то спрашивал. Приходя в сознание, я чуть приоткрывала глаза и замечала, что в салоне включили ночное освещение.
- Все же мы взяли где-то пассажиров: - подумала я и снова погрузилась в уже умиротворенный сон.
     Мужчина сидевший рядом продолжал периодически что-то предлагать, но я, лепеча слова благодарности, опять и опять уходила в дрему.
    Врем от времени, автобус останавливался у каких-то огней, но я и не думала просыпаться. Такой глубокий сон у меня бывает первые часа два.
    Пробудилась я от очередной остановки. Минута, две и я почувствовала прояснение, мне захотелось взглянуть, много ли пассажиров едет со мной. Я встала. Света в салоне было достаточно, чтобы сразу увидеть, что он пуст. Я прошла к входной двери расположенной в середине и здесь увидела, что вторая задняя половина автобуса оборудована для VIP пассажиров, как это бывает в специальных машинах и самолетах.
    Большие диваны были застелены как кровати, в мягких креслах лежали какие-то одежды, а на столе стояли стаканы и бутылки. Этот, абсолютно домашний вид второй части салона, сказал мне, что я, невольно, вторглась в мир какой-то значительной персоны.
   Спустившись вниз, я обошла вокруг автобуса и стала поджидать тех, к кому попала, как незваная гостья.
   Недалеко от дороги видны были ворота, какие обычно бывают в высоких оградах частных владений. Небольшие башенки по обе стороны площадки перед въездом, светились гостеприимным  светом.
- Интересно, долго ли я буду стоять здесь одна, - подумала я и подзапаслась терпением.
    И напрасно, через несколько минут ворота открылись, и я увидела моих попутчиков: водителя и двоих мужчин, что вышли тогда из отеля.
- Hello! – радостно поздоровался со мной молодой человек, и я узнала голос, доносившийся ко мне во время сна.
- Good night maam!– очень учтиво поприветствовал меня второй, среднего роста, красивый, нескрываемо волевой мужчина. 
    Попутчики мои покурили и начали подниматься, я последовала за ними. Однако, когда я хотела направиться в сторону кабины, молодой человек сказал:
- Посидите с нами, если вы уже проснулись.
   Он убрал вещи с кресла справа и предложил в нем расположиться. Удивительно внимательные глаза молодого человека, редкостно располагали к себе, и я, опустившись в кресло, почувствовала себя почти по-домашнему.
    Молодой человек сел напротив.
    Мы говорили, а второй мужчина, как настоящий стюард накрыл стол всякой всячиной, включил телевизор и сам отправился спать в передние кресла.
    Шел какой-то романтический фильм, но я не могла сосредоточиться на сюжете, потому что шел он на французском языке. Молодой человек периодически переводил мне некоторые диалоги, но больше мы разговаривали сами. Он расспрашивал меня о том, о сем и очень внимательно слушал. Откровенно и с удовольствием я рассказывала о моих впечатлениях последних дней. Красивое лицо молодого человека было выразительно необыкновенно. Особенно притягательным было то, что его глаза и губы выдавали малейшее чувство и настроение. Обычно, так ярки и откровенны бывают лица очень умных детей защищенных от сложностей обыденной жизни. Я смотрела и думала, что передо мной тот случай, когда человек, став уже взрослым, не утерял своей первозданности. Мне очень хотелось расспросить моего нового знакомого о его жизни, о том кто он, и что делал в Хургаде, но я только и спросила:
- Как вас зовут?
- Адель, - ответил он и… как-то странно выжидающие посмотрел мне в глаза.
- Красивое имя, - воскликнула я и назвала свое.
  При этом Адель опустил низко голову и с минуту не шевелился. Что опять показалось мне странным.
    Фильм кончился, и я ощутила прилив предутреннего сна.
- Сколько будем идти до Каира? - спросила я.
- Часа три.
    Адель понял, что хочу еще поспать.
    Я встала, прошла в свое кресло, села и тут же почувствовала, что засыпаю, но теперь уже совершенно безмятежно.
- Можно я буду спать здесь, радом с вами?
- Да-да, пожалуйста – согласилась я и… и в этот момент, в моем сознании произошла какая-то вспышка! В ее свечении, я увидела мое прошлое, в котором и чувствами, и ощущеньями, и даже событиями, я уже пережила происходящее сейчас! Это было, как абсолютное де жа вю.
    Сон ли повторил явь, явь ли повторяла сон… Автобус, дрема плечом к плечу с молодым человеком – все это уже было, было в моей судьбе. Хотелось сосредоточиться, вспомнить предшествующее происходящему, но сон неумолимо заволакивал сознание и все во мне растворял в ночи.
    А проснулись мы на рассвете, когда уже шли по широкой автостраде города.
- Вы едете в гости? Куда вас подвезти? – спросил Адель.
- Да нет, я еду просто так, в Каир. Наверно к отелю, – ответила я и задумалась, где же мне лучше выйти.
- К какому отелю? – спросил он.
    И здесь я на миг растерялась. Я же не планировала эту поездку и не приготовила ни какого варианта. Какие и где здесь отели… и мне пришла спасительная мысль:
- Шератон. – уверенно сказала я и замерла, а есть ли здесь отель из этой сети, и если есть, то где?
- Хорошо – утвердительно кивнул Адель и что-то сказал водителю.
   Мы ехали по городу и почему-то молчали.
   Когда автобус подошел к отелю, оба мужчины вышли со мной. Мы прошли в вестибюль и сели в кресла. Пока я осматривалась, волевой мужчина говорил с клерком за стойкой. Потом он подошел и протянул мне ключи. Я поняла, что мои попутчики не только довезли меня до Каира, но и устроили в отель.
   Я благодарно посмотрела в глаза Аделя и получила в ответ такой внимательно-заботливый взгляд, что заговаривать о материальном, было просто неприлично.
   Мы посидели еще несколько минут, а когда за мной пришел сопровождающий, мы встали.
- У вас есть телефон? – спросил Адель.
- Да, но без местной симкарты - огорченно призналась я и достала свой телефон.
- Я беру ваш, а вы мой – сказал он, и в моих руках оказался его телефон.
- Но, как я вам его верну?
- Вернуть? А я подумал, что мы обменялись уже навсегда.
   Я согласно кивнула.
- Хорошо, мне нравиться ваш телефон! – улыбнулась я, и опять, как молния, меня пронзило чувство повтора.
    Мы посмотрели дург-другу в глаза, и души наши обнялись непрощально.
    Уже закрывалась дверь лифта, а молодой человек все стоял на месте и улыбался.
   Мы поднялись, прошли по коридору, и сопровождающий подвел меня к двери номера. Он открыл ее, передал мне ключ, и мы зашли в светлые апартаменты. Когда я осталась одна, вместо того чтобы осмотреться, быстро пошла к окну и отодвинула жалюзи. Именно в это время, автобус, так счастливо доставивший меня в Каир, отошел от отеля. Я помахала ладошкой, словно кто-то смотрел в мое окно.
   Изучив апартаменты, я пошла в ванну. Странно умиротворенно я ощущала себя под струями душа, и потом, когда, отдохнув часик, спустилась в ресторан.
   Так же безмятежно я выпила кофе и отправилась осматривать окрестности.

 

2

    С раннего детства судьба строила мою жизнь на канве путешествий. Сначала я ездила с родителями, а с четырнадцати лет путешествовала одна. Конечно же взрослые приложили все силы, чтобы инстинкт самосохранения главенствовал во всех мох странствиях. От природы я настроена следовать опыту старших, да и сама  внимательно анализирую каждую ситуацию, делаю вывод и потом уже стараюсь не повторять ошибки. Моя внимательность ко всему, что ведет к самосохранению, всегда на пределе. Наверняка это свойственно всем людям, имеющим с детства слабое зрение.
    Путешествовать со слабым зрением конечно же очень сложно, но если тебе выпало делать это постоянно, то появляются свои особенные навыки и секреты в успешном освоении новых мест.
    Остановившись в незнакомом городе я начинаю изучать пространство вокруг, как это делают волчата. Сначала они только выглядывают из логова, потом начинают выходить и день ото дня отступать на шаг, на два, на три.  Примерно это происходит со мной.
   
   За первый день пребывания в новом месте Каира, я хорошо изучила все в радиусе квартала. Дальше уже нужно было брать такси или пользоваться городским транспортом, а вот для этого мне не хватало знания арабского языка. 
     Неожиданным развлечением оказался телефон Аделя. Время от времени раздавался звонок и люди, услышав мой голос или недоуменно замолкали, или просили пригласить Аделя. Когда говорили на английском, я пыталась объяснить, что временно телефон у меня, а где его хозяин не знаю. Но чаще люди говорили по арабски, и я, зная только два слова, могла лишь поздороваться и поблагодарить.
     Отдыхая перед ужином, я решила сообщить моим друзьям и знакомым, что приехала в Каир, но… перерыв сумку несколько раз, не нашла записной книжки. В спешке забыла положить главное! Огорчение было безмерно, ведь на память не знала ни одного адреса или телефона.
     Что, что мне теперь здесь делать!?
     Перед вечерней прогулкой я подошла к клерку и спросила, как долго могу оставаться в моем номере.
- Приплачено на 10 дней вперед – подчеркнуто учтиво ответил мужчина.
    Так, - подумала я про себя, Адель определил срок моего пребывания.
    Весь вечер и уже к ночи, я поджидала Аделя, но он даже не позвонил.
    Первую ночь в Каире я проспала, как ангел на облаках и утром проснулась в отличном расположении духа. Я уже почти перестала поджидать Аделя, поэтому на каждый вызов отвечала спокойно. Раздался очередной звонок, я приготовилась опять и опять пояснять, что Аделя нет, но в трубке послышался приятный низкий голос мужчины на русском языке:
- Доброе утро, мадам.
- Доброе утро – ответила я тем же мягким тоном.
- Как вы отдохнули?
- Прекрасно, спасибо!
- Адель поручает меня вам на весь сегодняшний день. Я буду ваш гид, подумайте, куда бы вы хотели поехать, что посмотреть, кого посетить. Через час я буду у вас внизу.
- Большое спасибо! – не скрывая радости, воскликнула я. – Через час буду готова.
    Пытаясь представить себе моего гида, исходя из его низкого уверенного голоса, я обдумывала, что бы сегодня посетить?
   Собравшись, я спустилась в фойе, я стала искать глазами солидного взрослого мужчину, а навстречу мне пошел невысокий молодой человек. И только когда он заговорил, я поняла, что это тот, кто звонил.
- Саид, – представился молодой мужчина и улыбнулся, бед-то мы знакомы уже сто лет. И действительно его коренастая фигура и скорее татарские, чем арабские черты лица, делали весь образ словно знакомым. Подвижный, энергичный Саид был бы обыкновенным, если бы не этот его завораживающе низкий бас.
- У вас красивый и поставленный голос, вы актер или певец? – шутливо спросила я. - И откуда вы так владеете русским?
- Моя бабушка с детства учила меня русскому, и когда я закончил школу, меня отправили учиться в петербургскую консерваторию.
- Мой Бог! – счастливо воскликнула я, - Вы закончили вокальный факультет?
- Нет, не закончил, на четвертом курсе мой друг, сокурсник, решил бросить консерваторию и поступить в медицинский институт. Я потянулся за ним. В итоге, приехав в Россию, чтобы стать певцом, а уехал оттуда врачом.
- Это удивительно!
    Я откровенно поражалась красоте голоса Саида, его прекрасному русскому и его серым жизнерадостным глазам.
    Мы говорили и говорили. Саид был рад поговорить с русским человекам, а я была рада слушать его голос. Весь его облик был привычен, и только черные африкански курчавые волосы выдавали арабскую кровь. 
    Вообще, я уже давно перестала удивляться тому, что люди здесь настолько разнотипны, что практически любая национальность может увидеться в коренном египтянине.
    Подумав о Аделе, являющим идеальный образец чисто арабской внешности, я спросила:
- А как мистер Адель? У меня его телефон, но он ни разу не звонил.
- Сегодня вечером вы встретитесь – просто ответил Саид.
    Еще прошлой ночью я поняла, что Адель важная персона, но то, как говорил о нем Саид, машина с водителем, оплаченные апартаменты – красноречиво показывали, что он богатый человек.
- Что вы уже видели в Каире и что хотели бы увидеть?
- В моей поездке, а это было три года назад, я посетила здесь музей, крепость, Базар, пирамиды и мечеть Мохаммеда Али.
- Ну да, это стандартный набор для туриста, я покажу что-нибудь еще.
- Заведомо благодарю! Но мне хочется, чтобы вы не думали о том, что я здесь гость и провели со мной день, как с египтянкой, без пафоса и желания удивлять. Мне хочется, чтобы вы отдыхали, а я просто при этом присутствовала.
- Отлично! Мне было дано задание выполнять ваши желания.
    Саид поговорил с водителем на арабском, и мы поехали.
    Уютно устроившись на заднем сидении, мы непрерывно говорили. Саид был счастлив рассказать о его восьми годах студенческой жизни в Питере. Вокальное отделение консерватории требовало русского языка, и он похвастал, что  практически за год его выучил.
    Весь день мы посещали разные достопримечательности Каира, но все это время я слушала упоительные рассказы о Питере, в котором бывала только один раз и знала, едва ли больше, чем Каир.
    Уже когда солнце пошло к закату, я попросила Саида съездить в Гизу. Мне невыразимо хотелось увидеть улицу и дом, в котором осталось так много моей души. Я назвала место, куда хочу проехать, и Саид явно удивился, но расспрашивать не стал.
    Когда мы медленно продвигались по Пирамид стрит, я чувствовала себя, возвращающейся домой. За «Пирамид госпиталем» мы свернули на улицу Мариоутия, и я попросила остановиться у моего дома. Вместе с Саидом мы прошли в открытый первый этаж здания, потом в подъезд моей секции, и я окликнула дормена. Хусам вышел и  увидев меня засиял. Как и прежде, мы не могли сказать друг другу ни одного слова, так как он не говорил по-английски, зато радость его была красноречивее любых слов..
- Я жила здесь. – пояснила я Саиду.
- Тогда все понятно – улыбнулся он, но ни о чем не спросил.
    Потом я попросила проехать по улице дальше. К моей очередной радости, в маленькой открытой лавочке канцтоваров на месте оказался дедушка, который был единственным, с кем я могла говорить здесь по-русски. Как и дормен, это мой знакомый обрадовался мне невероятно!
- У меня такое ощущение, что вы знаете Гизу не хуже меня! – сказал Саид, когда мы вышли на объездную дорогу, ведущую в Каир, - А родился здесь.
- Я, более-менее, знаю главные улицы и чуть в стороны, и очень хорошо дорогу к пирамидам. Недалеко от них, в старых строениях живет один удивительный человек, древний и таинственно загадочный, как сами пирамиды. Если будет возможность, мы навестим его, и я вас познакомлю.
- Наверно я похож на вас в этом, я люблю древних старцев, врачу всегда есть чему у них поучиться.
- Да, да, этот мой старец вам очень понравиться! – воскликнула я и добавила, - Получается, что сегодня вы знакомили меня с Питером, а я вас с вашей Гизой!
    Мы рассмеялись, а дальше, всю дорогу до моего отеля уже молчали.
    Когда мы были на месте и вошли в отель, я спросила:
- А какая программа на вечер?
- Я ничего не могу вам сказать, потому что мне было поручено развлекать вас до возвращения в отель. Теперь я, как говорится по русски, откланиваюсь и желаю вам приятого вечера.
-  Мне позвонят? – показала я на телефон Аделя?
- Этого я не знаю. – немного смущенно ответил Саид, и мы, тепло попрощавшись, разошлись.
    Приятный день в обществе молодого доктора меня и развлек, и чуть утомил, поэтому после ванны я легла и тут же уснула.

 

home